Дмитрий Святаш: «Если не защитить судей, никакая правовая реформа в Украине не заработает»

02.08.2018 12:17

Последние несколько месяцев народный депутат Дмитрий Святаш является объектом информационных и юридических атак. Со стороны это выглядит, как корпоративный конфликт между Укрсиббанком, входящим в группу BNP Paribas, и автомобильной корпорацией АИС. Когда в сеть попала переписка, якобы, судьи Дзержинского суда г. Харькова с адвокатами Святаша, политик неожиданно заявил, что за давлением на суд стоит его земляк, харьковский олигарх Александр Ярославский.

Насколько корректно говорить, что причиной информационных и юридических атак на Дмитрия Святоша является долг корпорации АИС перед конкретным банком?

Начнем с того, что я не имею никакого отношения к долгам корпорации АИС. Это принципиальный момент. Кому-то хочется представить ситуацию именно так, однако речь идет исключительно о моем личном долге перед BNP Paribas.

Пишут, что Вы должны банку 8 миллионов гривен…

На сегодняшний день я уже ничего не должен банку – ни Укрсиббанку, ни какому-либо другому. Когда-то я, действительно, был личным поручителем по долгу перед Укрсиббанком. Позднее это поручительство было признано недействительным судами всех инстанций, включая Верховный суд Украины.

Тогда вокруг каких обязательств разгорелся весь сыр-бор?

В 2008 году, еще до кризиса, у меня был сформирован личный долг перед BNP Paribas. Речь идет, повторюсь, не об АИС и корпоративных долгах – я говорю только о личном, который указал в своей электронной декларации. К сожалению, диалога с банком после того, как грянул кризис, не получилось. И пока шли переговоры, на этот долг шли проценты, пеня, проценты на пеню  – в итоге за 10 лет он вырос более, чем в 10 раз по отношению к первоначальному.

То есть, Вы пытались как-то за это время урегулировать данный вопрос с банком?

Пытался, но безрезультатно. От меня поступали различные предложения, но диалога с банком не получилось. В результате в декабре 2017 года этот долг был продан «Украинской Металлургической Компании», входящей в группу DCH, которая принадлежит Александру Ярославскому. Продан не прозрачно, т.е. без публичного конкурса — не через созданную специально для подобных операций систему торгов СЕТАМ (что является обычной практикой для украинских банков), а с дисконтом в 97%. Вдумайтесь: не по рыночной цене, когда банк, выставляя сумму путем прозрачных торгов, получает максимальную сумму, а подковерно — всего за 3% от суммы взыскания.

А что и так бывает? И кто в банке обычно принимает такие решения?

Дело в том, что в банке работают бывшие подчиненные Александра Ярославского. Так, например, Сергей Панов – заместитель председателя правления по правовым вопросам в киевском офисе BNP Paribas – всегда работал у Ярославского, начиная с 90-х. Поэтому я считаю, что  этой сделкой, носящей откровенно  коррупционный характер, французским акционерам BNP Paribas (а это банк, у которого тысячи частных акционеров) был нанесен значительный ущерб. О чем я, безусловно, непосредственно им сообщу в официальном обращении к акционерам финансового учреждения. Я заявляю, что долг такого класса сегодня на рыночных условиях стоит гораздо дороже.

Поэтому, когда пишут о «многомиллионных долгах банку» – это ложь. Сегодня существуют взаимоотношения между мной и рейдером Ярославским, который за три копейки выкупил мой личный долг перед банком и сегодня пытается взыскать с меня сумму, которая в 40 раз больше, чем он заплатил.

Какими мотивами, как Вы считаете, руководствовался Александр Владиленович?

Самое главное, что в конечном счете, мотивом является отнюдь не взыскание долга. Когда я узнал о том, что открыто исполнительное производство, то в соответствии с действующим законодательством раскрыл все имеющиеся у меня активы перед исполнителями, заявил о наличии у меня корпоративных прав на 8 миллионов гривен. Однако почему-то государственный исполнитель проигнорировал мои обращения по вопросам урегулирования моего долга, даже не попытавшись написать взыскания на эти активы! Первое, что она сделала – это потребовала от суда без всяких на то оснований немедленно запретить мне выезд за границу. Я никогда не уклонялся от выполнения своих обязательств – напротив, прилагаю все возможные усилия для погашения долга в рамках исполнительного производства: каждую неделю выплачивую определенную сумму, у меня из зарплаты народного депутата также удерживаются средства.

Очевидно, что задачей государственного исполнителя в моем случае является не урегулирование данного спора, а создание мне и моей семье максимального количества личного дискомфорта. Так, уже трижды или четырежды она пытается запретить мне выезд заграницу. Поняв это, я решил проанализировать, каким же образом было открыто исполнительное производство. Внимательно изучив материалы, группа моих юристов обнаружила при его открытии большое количество грубых нарушений действующего законодательства. 

Поэтому я обратился по данному факту в законном порядке в Дзержинский районный суд, который признал, что данное исполнительное производство было открыто с нарушениями, т.е. незаконно, и отменил постановление о его открытии.

Заявление подавали в Харькове, стало быть, по месту жительства?

Разумеется. Я никогда не скрывал, что я харьковчанин и никогда не уезжал из Харькова. В настоящее время группой компаний DCH подана апелляция. Хочу заметить, что в решении Дзержинского суда абсолютно никто не ограничивает права группы DCH на взыскание данного долга. Речь идет лишь о том, что исполнительное производство было открыто незаконно.

А что судьи? В интернете много говорится о давлении на суд…

Да, действительное, происходит беспрецедентное давление на суд! Однако не с моей стороны, а со стороны оппонентов, которые используют для этого весь набор новых технологий. Чтобы заставить судью принять неправосудное решение, на него идет колоссальный прессинг в виде звонков и SMS с угрозами, взлома личной Фейсбук-странички, вброса фейковых новостей и травли в социальных сетях, угроз, поступающих, якобы, от моего имени и, безусловно, такого инструмента, как судебное титушество.

Чего, простите?

Выглядит это так: берутся проплаченные люди (которых почему-то называют активистами) — это обычная гопота, которая приходит в суды и начинает кричать и создавать атмосферу принятия выгодного для заказчика данной акции незаконного решения или срывает судебное заседание. Сейчас, в преддверии апелляционного суда, думаю, мы станем свидетелями аналогичных действия в отношении судей Апелляционного суда, как и в адрес судей Дзержинского суда: угрозы, слежка, запугивание членов семьи, информация о якобы каких-то взломанных почтовых ящиках и Фейсбук-страницах…

Я хочу обратиться к судьям: если на вас будет осуществляться такое же давление, первое, что необходимо сделать — немедленно обратиться по данному факту в правоохранительные органы. Это — давление на суд в чистом виде.

Хотел бы предупредить: если от моего имени к вам будут приходить «угрозы» или какие-то предложения о якобы деньгах – это заведомая ложь. Я никогда подобным не занимался и не занимаюсь. Напротив, как народный депутат, я готов помочь любому судье пресечь такое давление на корню, обратившись в правоохранительные органы, вплоть до Генеральной прокуратуры. Судьи не должны чувствовать себя беззащитными и на этом основании выносить не правовые решения.

Судите сами: правоохранительные органы бездействуют, в адрес судьи и его семьи идут угрозы, а ведь они – живые люди, которым не чуждо и чувство страха.

Хорошо у вас все там организовано. И все же, кто по-вашему, стоит за силовой кампанией в адрес судей?

С большой вероятностью это делает  топ-менеджмент господина Ярославского в лице Артема Александрова и Александра Черного из DCH. Они наняли человека по фамилии Куприенко — это известный в Киеве рейдер, человек, который использует совершенно грязные пиар-технологии в виде атака в средствах массовой информации и судах с использованием фейковых страниц в социальных сетях и таких же фейковых новостей на сомнительных интернет-сайтах. Полу-адвокат, полу-жулик, который и организовывает подобные вещи в интересах клиента.

Более того, ко мне пытались привязать подобные суды с участием группы компаний «АИС». От «моего имени» давили на судей Голосеевского и Шевченковского районных судов города Киева: носили цветы, угрожали, взламывали личные страницы – все то же самое. По преступным действиям господина Куприенко мною подготовлено обращение в правохранительные органы о создании им преступной группы в составе гг. Александрова, Черного и Куприенко с целью давления на суд. И я уверен, что это уголовное дело будет обязательно доведено до логического конца и виновные понесут заслуженное наказание.

Если сегодня не защитить судей, никакая судебная реформа в Украине не заработает. Давление на суд — это тяжкое преступление, ведущее к подрыву судебной ветви власти, которая является краеугольным камнем украинской государственности. Как народный депутат и гражданин я этого не допущу.

 

kharkov.dozor.ua

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*